понедельник, 24 октября 2016 г.

ДАЖЕ ГИТЛЕР НЕ ОСМЕЛИЛСЯ НАПАСТЬ НА ЭТУ СТРАНУ


Даже Гитлер не осмелился напасть на эту страну

Впечатляющий рассказ о несокрушимой армии одного Государства, где существует принцип: народ и армия едины.
armia1
Подсказка: это не США, не Россия, не Израиль и, прости Ким Чен Ир, не Северная Корея. Ответ вас очень удивит, но это удивление — обманчивое. Представьте себе государство с самым большим в мире процентом населения, находящегося в армии. Государство, в котором все мужчины от 20 до 50 – военнослужащие, в буквальном смысле слова спящие с автоматом под кроватью. Государство, которое и после 50 просто дарит тебе ствол, и радо видеть тебя до гроба на сборах и полигонах. Государство, упрашивающее тебя купить хотя бы пистолет (а лучше-винтовку) со скидкой. Государство, способное развернуть из 22-тысячной в два-четыре часа (!) 650-тысячную, а в двое суток 1.7-миллионную (!) армию, прекрасно обученную, организованную, и очень неплохо вооружённую. (для примера – армия США – 1.3 миллиона плюс такой же резерв, армия Китая – 2.4 млн, плюс 1 млн. резерв).
armia2
И плюс учтите, что почти вся эта жуткая, вооружённая до зубов страна, от Женевы до Давоса, от Цюриха до Лугано – высоченные горы, изрытые тоннелями, противоатомными убежищами, хранилищами оружия, «закромами родины», и ракетно-артиллерийскими опорными огневыми точками, врезанными в гранит. Армия Швейцарии – не единственная страна в мире, имеющая кадрово-милиционную структуру. По этому же принципу (в некотором приближении) построен, например, Бундесвер, являющийся по сути неким огромным аналогом советских «кадрированных» дивизий. Т.е. система – «немного солдат + много кадровых офицеров и унтерофицеров + резервисты на гражданке + учебные сборы = развёртывание только когда надо». Отличие швейцарской в доведении до абсолюта идеи «народ и армия едины». Выглядит это так
armia3
Кадровых военных в стране всего около 9000, в основном в авиации. Находящихся на службе и переподготовке – порядка 10-15 тыс единовременно. Солдат призывается на 90 дней в т.н. Rekrutenschule — Ecole de recrue. После окончания государство отдаёт бойцу личное оружие с двумя полными магазинами (винтовка и/или пистолет), «консерву министра», три комплекта формы на все времена года, снаряжение, бронежилет и каску, с которым он и убывает домой. Хранит он его как хочет – никто проверять не будет.
armia4
До 32 лет солдат находится в положении «аусцуг», до 42-х «ландвер», и до 50- «ландштурм». Рядовой аусцуг-а за 10 лет проходит в своей части восемь сборов по три недели, Ландвер – три раза по две недели, Ландштурм — 1 раз по две недели. Как только исполняется 51 год, тебя официально увольняют из армии, забирают винтовку, пистолет и «консерву», и дарят снаряженный помповый дробовик и мобилизационное предписание – на случай Большого Звиздеца и тотальной мобилизации.
armia5
Особенность швейцарской армии – усиленная подготовка офицеров – резервистов. Желающие стать офицерами проходят дополнительные сборы – каждый ранг – примерно 100 дней в сумме. Этим, кстати, пользуются, к неудовольствию работодателей (особенно Банковской Ассоциации) всё начальство – от СЕО до мелкого начальника отдела. Говорят, что они просто с законным сохранением з/п сваливают от жены и работы на пикники – мальчишники со стрельбой, но это не совсем так – служба там идёт. Причина уж скорее в том, что грамотно попав на сборы можно полежать за пулемётом и заодно пообщаться с нужными людьми, вышестоящими текущими или возможными коллегами, полезными политиками-депутатами, да и просто с соседом, ибо никто не может уклониться от службы, совсем никто — ни студент (да прямо из аудитории, запросто), ни сам президент, если они мужчины. А знаете, какой военный бюджет страны в 7.5 млн населения? – почти пять миллиардов !!! долларов – почти 20 процентов. Что на вооружении? Много чего – более 800 (!) танков и бронемашин (420 Леопардов-2, 150 М-109). В стране длинной всего 300 км 14 эскадрилий с более чем 350-ю боевыми, 120 учебными самолётами и 100 вертолётами! Парк постоянно обновляется, такого как, например, в американской армии, когда пилот зачастую моложе своего самолёта здесь не допускают.
armia6
Неликвиды и тщательно отремонтированное и восстановленное армейское оружие государство продаёт гражданам со значительной скидкой, причём особо предлагает его женщинам, регистрация простейшая, и только для нового, купленного в магазине. При покупке с рук — не требуется. По осторожным оценкам только армейского оружия, карабинов-полуавтоматов и охотничьего оружия на руках у населения – до полутора миллионов. Плюс примерно два миллиона пистолетов. Четвёртое место в мире по стволам на душу населения и второе по проценту населения со стволами. В стране десятки стрелковых клубов, тиров почти столько же, сколько кафе.
armia7
Как служит солдат? Вроде неплохо – два выходных в неделю с увольнительной, сортиры не строит, картошку не чистит, посуду не моет, заборы не красит – всё делают частные фирмы. А теперь вообще присядьте – он даже в караул не ходит! Периметр в/ч сторожат также частные охранные фирмы! Да это просто праздник какой-то, а не служба! Курорт!
armia8
Ну что ж, бочку мёда мы изобразили, возмёмся за дёготь Начнём с этого же «курорта». Подъём в 5-00, и дальше – всё бегом. С перерывами на пожрать и посрать – сплошная война – физподготовка, стрелковая, рукопашная, вождение, техника, альпинизм и опять по кругу. И так до отбоя. А отбой – в 24-00. А в 5-00 – опять подъём. Говорят такой напряг мало в какой армии есть. Зольдатов гоняют так, что они превращаются в Терминаторов и Рембо в одном флаконе. Пример – офицер, угодивший в лауреаты премии Дарвина-2007. Сначала он до изнеможения учит свой взвод обращаться с пистолетом, а потом для проверки (как привык) бросается со штыком на замученного бойца. Результат – пристрелен на полном автомате.
armia9
Далее. Ну да, стрелковый энтузиазм, здоровый патриотизм, и т.д., но цепкие лапы родины также в наличии. При неявке по повестке (сессия, свадьба, запой, отпуск и т.д.) светит штраф и тюрьма по такой жуткой статье, что рядовой свисс может ставить крест на карьере. Его больше никто и никогда на приличную работу не возьмёт. Белый билет? Ты слепой, больной или эмигрант? Получи 3-процентный налог на содержание армии. Пацифист-альтернативщик? Получай те же повестки, но на разгребание муниципального дерьма, и в полтора раза чаще. Работаешь за границей и без причин забыл/не добрался до сборов? См выше – тюрьма твой дом. Далее. Спокойная тихая страна? Миф! Второе место в мире (невоюющем) по смертности от огнестрельного оружия на душу населения! Впрочем, справедливости ради – это итог сверхконцентрации стволов. Если в остальной Европе разгильдяя, воришку или самоубийцу ждут грабли по яйцам, сковородка в лоб или петля на шею, то в Швейцарии – СИГ, Сфинкс, или Глок.
Один день в швейцарской армии Первые дни октября. В воздухе, насыщенном ароматами альпийских предгорий, носятся паутинки и словно зависает несмолкаемый дальний перезвон коровьих колокольцев. Среди всего этого умиротворения и великолепия время от времени слышны громовые раскаты. Это на танкодроме вблизи деревни Эльм проходят осенние учения. Сворачиваем с шоссе на боковую дорогу и уже через пару сотен метров подъезжаем к приземистому прямоугольному строению с внутренним плацем и двумя выходами. У КПП 14-го танкового батальона нас встречают три офицера: обер-лейтенант Георг Клинглер, капитан Михаэль Изенринг и лейтенант-переводчик Алексей Громов. Наш день в швейцарской армии начался точно по расписанию. И с обязательной чашки утреннего кофе с круассанами в штабном помещении
armia10
ПОЛИГОН В ГОРАХ Швейцарская Конфедерация — государство довольно маленькое и танкодромов у ее армии всего два. Один из них находится в горной долине Вильхенальп. Он существует больше 40 лет, но модернизирован по последнему слову электронной техники и считается самым большим в Европе. Окружающие небольшую долину снежные скалы горного массива Тодди превышают необходимые по технике безопасности 500 метров и являются прекрасным естественным барьером при стрельбе боевыми снарядами. Заметен огромный ангар с механическими мастерскими для двадцати боевых машин типа немецкого тяжелого модернизированного танка «Леопард» и легких танков SP 2000 шведского происхождения. А на пьедестале застыл английский «Центурион».
Обслуживаются мастерские гражданскими лицами по обычному рабочему контракту. С одной стороны к ангару примыкает кирпичное строение складов амуниции, с другой — открытые стрельбища для солдат-пехотинцев, которых здесь звучно называют гренадерами. Все строения компактно расположены в начале полигона, на некотором отдалении от башни командного пункта, напичканной самыми совершенными приборами для слежения за ходом учений. Бронированные машины перемещаются на расстояние не меньше километра, но снабжены чипами, поэтому любой их маневр отражается на электронной карте, а система видеонаблюдения еще больше усиливает эффект присутствия там, где идут «боевые действия». На башне постоянно дежурят шесть офицеров, однако если прибывают командиры подразделений, число наблюдателей увеличивается до двенадцати человек. Рядом вознеслась ввысь 15-метровая мачта с тепловой камерой, которая фиксирует любое движение на горных тропах, чтобы ничто живое не попало в зону огня. В день на полигоне производится около 20 выстрелов. Чтобы эта цифра впечатлила, добавим, что один танковый выстрел стоит больше 700 долларов. Огонь ведется в основном боевыми 120-мм снарядами. Но в последние годы из-за развернувшейся в армии кампании по экономии в стволы танковых пушек вставляют эрзац-дула меньшего калибра, что, естественно, несколько сокращает расходы на боевую подготовку.
armia11
На четыре недели осенних учений танковые бригады, а их две, получают 49 тысяч литров дизельного топлива. Всего на вооружении швейцарских войск состоит 687 танков и 483 единицы другой бронированной техники. Вот и ломают голову в Генеральном штабе в Берне, как разделить полученное горючее между подразделениями, чтобы с минимальными затратами, но с толком провести занятия. Дождавшись своей очереди, на позиции выходит следующая пара легких бронемашин, в железном чреве которых умещаются десять десантников. Они сидят на низких железных скамейках вплотную друг к другу, сжимая между колен штурмовую винтовку SIG 550. В камуфляж солдат также вшит чип, поэтому их переправу через горный ручей на дальнем рубеже на башне увидят почти что воочию. Но вот погас запрещающий красный сигнал тепловой камеры, захлопнулись верхние люки и по трассе полигона, произведя первый выстрел, уверенно рванули танки, подняв в воздух облако пыли. Все присутствующие на КП как по команде вложили в уши личный комплект берушей, как предписывает устав. В швейцарской армии, как, впрочем, и вообще у швейцарцев, если уж установлено правилами, то все их будут выполнять беспрекословно. Это в характере.
ОРУЖИЕ В КАЖДОЙ СЕМЬЕ В швейцарской армии служат всего 3,5 тысячи кадровых военных: офицеры Генерального штаба, унтер-офицеры и солдаты спецназа и военной полиции. Остальные 120 тысяч так называемых активных милиционных солдат и офицеров, а также около 230 тысяч резервистов составляют основную «мускульную» массу вооруженных сил. Эта уникальная швейцарская милиционная система уходит своими корнями в глубокое Средневековье и объясняется историческими причинами развития страны, постоянно раздиравшейся локальными войнами между кантонами или же вынужденной вести борьбу с внешними врагами. Первый военный договор кантонов объединенной Швейцарии был подписан в 1798 году, именно тогда, как считается, и возникла нынешняя швейцарская армия. Договор этот предусматривал всеобщую воинскую обязанность для мужского населения этого своего рода союзного государства. Правда, имелась возможность откупиться от военной службы: в кантональную кассу богатые граждане добровольно вносили определенную немалую сумму. Впрочем, такие же откупные сделки оговорены и в современном уставе армии. В период Второй мировой войны, окруженная со всех сторон профашистскими режимами и имея совместные границы с гитлеровской Германией, Швейцария прибегла к раздаче военнообязанным боевого оружия. Вся страна была как бы призвана в действующую армию, продолжая трудиться на заводах, в офисах или фермерских хозяйствах. Настоящую боевую службу несли только мобильные боевые отряды в приграничных районах и в горах. Именно тогда избранный парламентом командующий армией генерал Гюзе разработал реализованный впоследствии план строительства основных армейских складов, а также объектов противовоздушной обороны в самой глубине горных массивов Санкт-Морица, Готтхарда и Гларуса.
armia12
А оружие со времен войны так и хранится в семьях — в платяных и стенных шкафах, рядом с униформой и военным рюкзаком. Кстати, в армии, как и в полиции, имеют право служить только граждане Швейцарии. Военнообязанные швейцарцы в зависимости от рода войск обязаны посвятить ратным делам от 180 до 270 часов в год. На те недели, которые отводятся боевой подготовке, за защитниками родины сохраняются до 80% зарплаты и, конечно же, само рабочее место. Солдат получает от армии зольд (зарплату) до 6 долларов в день, офицер — 8,5 доллара. Здесь надо отметить, что наряду с горными лыжами стрельба считается в стране народным спортом. А как иначе: 270 тысяч резервистов и 120 тысяч активных военных милиционеров во время прохождения службы должны представить солдатскую книжку с отметками о проведенных стрельбах и их результатах. Стрельбы — это святое, это те традиции, которые в консервативной Швейцарии не меняются столетиями. Администрация небольшой общины может не найти нужных денег на ремонт дороги, но с успехом выставляет на голосование гордых потомков Вильгельма Теля проект строительства нового тира и модернизации старого. И таких стрельбищ и закрытых тиров разбросаны по самой мирной стране Европы многие тысячи. Национальные и региональные соревнования по стрельбе из пистолета или штурмовой винтовки проходят всегда при массовом скоплении народа. НЕ ДЛЯ РУССКОГО…
В 12 часов повзводно солдаты и офицеры пешим маршем спускались к деревянному строению эльмского тира, где на время учений организуют что-то вроде столовой. Походного котла с кашей мы не заметили. Солдаты получали добротный кусок кордон блю (куриная грудка с ветчиной и сыром) с макаронами и овощами. Офицеры и унтер-офицеры ели то же самое, но после своих подчиненных и за теми же столами. Пятнадцать минут отдыха на солнечном склоне, и вот уже первые гортанные команды поднимают разновозрастных и небритых солдат, тушатся последние сигареты… Между прочим строевым шагом швейцарские подразделения не ходят, от прусской муштры армия отказалась еще в конце XIX века. А обязательное военное обучение проходит в рекрутских школах в течение полугода, на трехнедельных же сборах солдаты не успевают, а может быть, и просто не хотят перестроиться на военный лад. Что, собственно, в их обязанности и не входит. Об этом говорит даже распорядок дня: подъем в 6 утра, личная гигиена, завтрак, занятия на полигоне, обед, стрельбы, ужин, личное время. Общий отбой в 24.00.
armia13
Казарма, в которой мы побывали, считается небольшой и вмещает до 130 человек. Она делится на солдатские (до 20 человек), унтер-офицерские и офицерские комнаты (до шести человек). Они почти ничем не отличаются друг от друга: и там, и там двухъярусные железные кровати с тонкими матрацами и спальными мешками. К спинкам кроватей приставлены большие солдатские рюкзаки с личными вещами. Обувные стеллажи тянутся вдоль стен коридора казармы. Туалеты и душевые кабины поражают чистотой. О дедовщине в швейцарских казармах не слышали. Да ведь и времени в них молодые мужчины проводят не так уж много. Здесь ведь в армию не уходят, а приходят на несколько недель и разъезжаются по домам. Причем в течение обязательных учений субботу и воскресенье проводят дома. При всей бросающейся в глаза демократичности порядков с дисциплиной в милиционных частях особых проблем нет. Потому что разработана и до мелочей расписана система денежных штрафов, а они на несколько порядков выше, чем на «гражданке», за любое несоблюдение правил армейского общежития и нарушение устава. Контрольные функции исполняют кадровые офицеры. Решение о величине штрафа принимает командир подразделения. А редкие уголовные нарушения рассматривает военная прокуратура.
Все это мы обсуждали с сопровождающими нас офицерами. Собранный, чисто выбритый Георг Клинглер уже через две недели, вернувшись на «гражданку», снова станет адвокатом. А пока он аккуратно отвечает на вопросы журналистов. Обер-лейтенант к ежегодной трехнедельной службе в армии относится вполне лояльно, ведь она не только не мешает его карьере, но дает массу жизненных впечатлений, которые он сможет применить и в юридической практике. А вот капитан Михаэль Изенринг давно, после окончания рекрутской школы был направлен в школу милиц-офицеров, где учли его основную гражданскую профессию программиста. Прошли годы, молодой офицер сделал определенную карьеру в милиц-армии, но становиться кадровым военным никогда не хотел. По собственному признанию Михаэля, ратная служба почти не пересекается с его гражданской жизнью. Приходит раз в год повестка, извлекаются из шкафа мундир, рюкзак, оружие — и из квартиры выходит уже не Михаэль Изенринг, программист, любящий муж и отец двоих детей, а гауптман Изенринг.
Алексей Громов в семилетнем возрасте приехал вместе с семьей в Швейцарию. Его русские родители, ученые-физики, работают по контракту в Цюрихском техническом университете. Осознание самого себя и своего места в чужой стране всегда проходит нелегко. Получив в 18 лет швейцарский паспорт, а вместе с ним и повестку на призывной пункт, парень решил попробовать себя в армии, хотя уже начал работать компьютерщиком при университете. Знание русского языка сделало его в глазах командования школы унтер-офицеров едва ли не полиглотом. Ведь русский считается здесь весьма редким и трудным языком. Так Алексей был направлен в школу офицеров и сейчас служит в звании лейтенанта связи и военным переводчиком. Но молодой человек не скрывает разочарования: «Собираясь на сборы, солдаты и офицеры даже не занимаются физической подготовкой, хотя имеют для этого все условия. Они просто отбывают положенное им время. Мне это не подходит. Я представлял себе армию другой. Просто, наверное, чисто по-русски. Мои же швейцарские товарищи все находят в полном порядке».
armia14

Стоило бы еще отметить саму военную доктрину Швейцарии. Это страна, ценная в военно-стратегическом отношении именно как транспортный перекресток огромной важности — все перевалы и переходы через Альпы, мосты и туннели. Но они все заминированы и в случае нападения подлежат уничтожению. Таким образом, Швейцария перестает быть проходимым перекрестком и перевалом через Альпы и утрачивает свое военно-стратегическое значение. Плюс нехилая армия, которой даже президент не имеет права отдать приказ о капитуляции — в Швейцарии все решения принимаются на референдумах, — и в результате даже Гитлер не осмелился на нее напасть, чтобы овладеть всеми сокровищами легендарных банков.

понедельник, 5 сентября 2016 г.

technosotnya.com

Признание бывшего ФСБшника: Да, это я взорвал дом по улице Гурьянова в Москве

Ecognition of the former FSBshnika: Yes, I blew up the house down the street Gur'yanova in Moscow.

…Я взорвал русский дом, убил русских людей, и русские женщины, рыдая над русскими трупами, на родном мне языке проклинали того, кто это сделал. И я, стоя рядом с ними, физически чувствовал, как проклятие обволакивает меня, проникает в голову, грудь, заполняет все мое тело, пропитывает каждую мою клетку. И я понял, что Я — ПРОКЛЯТ!

Я не чеченец, не араб, и не дагестанец, а самый настоящий русский — Владимир Кондратьев, майор ФСБ, сотрудник строго засекреченного отдела К-20. Наш отдел был создан сразу после подписания Хасавюртовских соглашений. Перед нами была поставлена задача — организация и проведение операций по дискредитации Чеченской Республики с целью недопущения ее мирового признания.

Для этого нам были даны очень широкие полномочия и самые неограниченные финансовые и технические возможности. Одна из самых первых разработанных нами и удачно осуществленных операций называлась „Ковпак“.

Суть ее заключалась в том, что мы ездили по всем колониям России и вербовали уголовников (предпочтение отдавалось лицам кавказских национальностей), комплектовали их в группы, давали им оружие, деньги, затем отвозили на территорию Чечни и там их выпускали с единственной конкретно поставленной задачей — похищение людей, в частности иностранцев.

И надо сказать, наши питомцы очень удачно с ней справились.

Масхадов и его люди ездили по всему миру, тщетно пытаясь заручиться зарубежной поддержкой, а в это время на территории их республики пропадали иностранцы.

Самую эффектную точку в этой операции поставило похищение и убийство британских и новозеландского инженеров, осуществленные по нашему приказу. В июне прошлого года перед нашим отделом была поставлена новая задача — вызвать в стране всеобщую ненависть к Чечне и чеченцам. При разработке идей в нашем отделе эффективно практиковался brainstorm.

Так во время очередной „мозговой атаки“ родилось несколько идей, среди которых: распространение по всей стране листовок с угрозами со стороны чеченцев, убийство всеобщей любимицы Аллы Пугачевой, взрывы в жилых домах, свалив затем все это на чеченцев. Все эти предложения были доложены руководству ФСБ, которая остановила свой выбор на последней идее как на самой эффективной и дала нам „добро“ на ее осуществление. Нами были запланированы взрывы в Москве, Волгодонске, Рязани, Самаре, а также в Дагестане и Ингушетии. Были выбраны конкретные дома, подобрана и рассчитана взрывчатка. Операции было дано кодовое название „Хиросима“.

Непосредственное же ее осуществление было поручено мне, так как я был единственный в нашем отделе специалист по взрывному делу, к тому же имеющий сравнительно большой опыт. Хотя в душе я и не был согласен с идеей взрыва жилых домов, но не мог отказаться от выполнения приказа, так как каждый сотрудник нашего отдела с первых дней его создания был поставлен в такие условия, что обязан был выполнять любой приказ. Иначе его просто превращали в Вечное Молчание. И я выполнил приказ! На следующий день после взрыва я поехал на место проведения операции с целью ее оценки и анализа результатов.

Увиденное же там поразило меня.

Я уже упоминал, что мне и раньше приходилось взрывать, но то были не жилые объекты, к тому же за пределами России. А здесь я взорвал русский дом, убил русских людей, и русские женщины, рыдая над русскими трупами, на родном мне языке проклинали того, кто это сделал. И я, стоя рядом с ними, физически чувствовал, как проклятие обволакивает меня, проникает в голову, грудь, заполняет все мое тело, пропитывает каждую мою клетку. И я понял, что Я — ПРОКЛЯТ!

Вернувшись в отдел, вместо отчета о проделанной операции я написал рапорт с просьбой перевести меня в другой отдел, объяснив это моральной и физической усталостью. Видя мое состояние, меня временно отстранили от участия во всех операциях и осуществление второго взрыва, который был запланирован на понедельник, поручили моему напарнику.

Меня же, чтобы я не смог этому помешать, решили простонапросто ликвидировать.

В субботу, чтобы, оставшись наедине с собой, подумать над тем, что же мне делать дальше, и прийти в себя, я выехал к себе на дачу. По дороге я почувствовал, что у моей машины, за которой я всегда тщательно ухаживал и которая меня никогда не подводила, вдруг отказали тормоза. Я понял, что меня решили убрать классическим методом, принятым в нашей организации. И я, точно так же, как нас учили поступать в подобных ситуациях, направил машину в воду, благо речка оказалась по пути, а сам благополучно выбрался на берег. Затем на попутке добрался до Москвы и в тот же день по оперативным каналам покинул пределы России.

Сейчас я живу за тысячи километров вдали от Родины. С документами у меня все в порядке — теперь я официально гражданин этой небольшой страны. У меня нерусское имя и фамилия, и здесь никто не догадывается, кто я такой на самом деле.

Я знаю, ФСБ способна на все, но все-таки надеюсь, что мои коллеги не найдут меня здесь.

На моей новой родине я открыл свой маленький бизнес, деньги у меня есть, и теперь могу спокойно прожить здесь до конца своих дней. Тогда зачем же Вам пишу все это, рискуя засветиться? (Хотя я и принял меры предосторожности, отправляя письмо из третьей страны и через третьи руки). [...]

Я уже упомянал Самару среди прочих подготовленных к взрыву городов. Жертвой тогда должны были стать жильцы дома по улице Ново-Вокзальная. Хотя не исключаю, что после неудавшейся попытки взрыва дома в Рязани в нашем отделе могли полностью отказаться от подобных операций. Но все-таки считаю своим долгом предупредить о ней».

* * *

Ecognition of the former FSBshnika: Yes, I blew up the house down the street Gur'yanova in Moscow.

... I blew up the Russian house, killed the Russian people and Russian women, sobbing over the Russian corpses, in their native language I cursed the person who did it. And I'm standing next to them, physically felt the curse envelops me, penetrates into the head, chest, fills my whole body, permeates my every cell. And I realized that I - Cursed!

I am not a Chechen, not an Arab, and not Dagestani, and a real Russian - Vladimir Kondratyev, Major FSB officer strictly top-secret division of K-20. Our department was established immediately after the signing of the Khasavyurt agreements. Before us was a task - organizing and conducting operations to discredit the Chechen Republic in order to prevent its international recognition.

For this, we were given very wide powers and the most unlimited financial and technical capabilities. One of the first that we developed and successfully carried out operations called "Kovpak. The gist of it was that we went over all of Russia's colonies and recruit criminals (preference to persons of Caucasian nationality), to complete them in groups, gave them weapons, money, and then transported to the territory of Chechnya, where they were produced with a single specific task -- kidnapping, especially foreigners. And I must say, our pets very well to cope with it. Maskhadov and his people traveled around the world, trying in vain to enlist foreign support, but this time on the territory of their republic disappeared foreigners.

The most spectacular point in the operation set the abduction and murder of British and New Zealand engineers carried out our orders. In June last year before our department was a new task - to call the country's general hatred of Chechnya and the Chechens. In developing the ideas in our department effectively practiced brainstorm. So during the next "brainstorming" was born a few ideas, including: distributing leaflets throughout the country with threats by the Chechens, killing a general favorite with Alla Pugacheva, explosions in apartment blocks, then knocking it all on the Chechens. All these proposals were presented by the FSB, which opted for the latter idea as the most effective and gave us the green light for its implementation. We have planned the explosions in Moscow, Volgodonsk, Ryazan, Samara, as well as in Dagestan and Ingushetia. The selected concrete houses, selected and designed the explosives. Operations was given the code name "Hiroshima".

The direct its implementation was entrusted to me, because I was the only one in our department and an expert on explosives, besides having a relatively great experience. While in the shower and I did not agree with the idea of bombing houses, but he could not refuse to comply with the order, as each member of our department since the early days of its creation was raised in an environment that was required to carry out any orders. Otherwise it just turns into eternal silence. I carried out the order! The day after the explosion, I went to the place of operations to evaluate and analyze the results. What I saw was there struck me. I have already mentioned that I previously had to blow up, but that was not residential facilities, moreover, outside of Russia. And here I blew up the Russian house, killed the Russian people and Russian women, sobbing over the Russian corpses, in their native language I cursed the person who did it. And I'm standing next to them, physically felt the curse envelops me, penetrates into the head, chest, fills my whole body, permeates my every cell. And I realized that I - Cursed!

Returning to the department, instead of reporting on the progress the operation, I wrote a report with a request to transfer me to another department, explaining that moral and physical fatigue. Seeing my condition, I was temporarily suspended from participation in all operations and implementation of the second explosion, which was scheduled for Monday, instructed my partner. I, however, that I was unable to prevent it, decided prostonaprosto eliminated.

On Saturday, that, left alone with yourself, think about what I should do, and come to, I went to his dacha. On the way I felt that my car, for which I have always carefully looked after and that has never failed me, suddenly brakes failed. I realized that I have decided to remove the classical method adopted in our organization. And I, just as we were taught to do in such situations, sent a car into the water, the river has been good on the road, and he got safely to shore. Then ride to get to Moscow and on the same day operational channels left outside of Russia.

Now I live thousands of miles away from the motherland. The documents I have everything in order - now I am officially a citizen of this small country. I have a non-Russian name, and here no one had guessed who I am, actually. I know the FSB is capable of everything, but still I hope that my colleagues will not find me here. At my new home, I opened my small business, the money I have, and now I can live peacefully here until the end of his days. Then why did you write all this, risking to be lighted? (Even though I took precautions by sending a letter from a third country and through third parties). [...] I already Samara is mentioned among others prepared for the explosion of cities. The victim then had to become tenants on the street Novo Vokzal'naya. Although not rule out that after a failed attempt to blast home in Ryazan in our department to fully give up such operations. But still consider it my duty to warn about it. "


среда, 24 августа 2016 г.

Блог Игоря Яковенко

Блог Игоря Яковенко



Записи телефонных переговоров советника президента РФ
Глазьева, члена Общественной палаты РФ Затулина и их собеседников в Украине по
поводу организации в этой стране вооруженного мятежа генеральная прокуратура
Украины решила обнародовать 22.08.2016, то есть спустя два с половиной года
после того, как эти переговоры состоялись.
По поводу того, почему так долго ждали, есть разные версии,
в том числе самые конспирологические. Не люблю конспирологию, предпочитаю
исходить из презумпции добрых намерений, поэтому предлагаю считать, что
генпрокуратура Украины решила сделать подарок России в память о ГКЧП. Поэтому
приурочила публикацию этой записи к 25-летию провала путча.
Тем более, что аналогии напрашиваются, прежде всего, в
отношении кадрового состава дирижеров и организаторов мятежа. В России 146
миллионов человек. Насчет 86% поддержки Путина, - это, конечно, вранье, но
несколько миллионов сторонников у него, скорее всего, есть. 
И надо же было
умудриться, при таком выборе, поручить взорвать Украину двум персонажам,
которые всей своей жизнью доказали, что способны провалить любое дело.
Константин Затулин четверть века занимается постсоветской интеграцией. И внес
немалый личный  вклад в то, что бывшие
братские республики шарахаются от России, как от чумы. Глазьев работает
советником Путина по вопросам экономики, но при этом люди, которые реально
руководят экономикой России, стараются советов Глазьева не замечать, поскольку
понимают, что следование этим советам приведет к немедленному экономическому
коллапсу страны. В СССР такие кадры «бросали на сельское хозяйство». И вот этим
двум хроническим неумехам Путин поручает организацию «ГКЧП-2 в Украине»...
После обнародования записи, главные заговорщики повели себя
по-разному. Глазьев заявил РБК: «Я бред нацистских преступников комментировать
не буду». Поскольку его просили прокомментировать запись его разговоров с
Затулиным, Аксеновым и другими заговорщиками, можно, конечно предположить, что
Глазьев считает себя и всех своих собеседников «нацистскими преступниками».
Впрочем, мое личное, пусть и непродолжительное знакомство с Сергеем Юрьевичем,
заставляет считать, что он не способен на столь критическую самооценку.
Затулин оказался значительно разговорчивее. Он подтвердил: «Я
говорил то, что я говорил, но мои слова подставили к другим». И тут же еще раз
подтвердил, что все то, в чем их с Глазьевым обвиняет генпрокуратура Украины –
правда. Он подтвердил, что с 26.02.2014 был в Крыму и основал там вместе с
Глазьевым фонд «Мы все – «Беркут», цель которого «помощь людям, которые
боролись с переворотом и против переворота». Если учесть, что «переворотом»
Глазьев и Затулин называют действующую украинскую власть, признанную законной и
легитимной всем миром, в том числе и Россией, то Затулин фактически признает,
что их с Глазьевым место – в тюрьме. А уж в российской или в украинской, это
как дело пойдет.
Переговоры об организации ГКЧП-2 по Украине помощник Путина
Сергей Глазьев вел из своего служебного кабинета. За 10 дней до проведения
референдума в Крыму, 6.03.2014 Глазьев давал Аксенову руководящие указания: «Вопросы
по референдуму сформулированы неудачно. За формулировку «в составе Украины
голосовать не будут». Аксенов оправдывается, мол, тут же приезжали ваши
соотечественники, целых пять групп, привозили формулировки согласованные…
Помилуйте, ваше высокоблагородие, да мы ж из вашей воли ни на шаг! Свободное
волеизъявление народа Крыма, ага… Щаз!
Дальше чудный разговор про деньги. Затулин: «Мы
профинансировали Харьков, профинансировали Одессу… Чалый еще подал заявку на 50
тысяч гривен…». Жалуется Глазьеву, что тратит на разжигание войны в Украине
свои кровные – помощник Путина по экономике обещает разобраться и решить вопрос…
Глазьев отчитывает нерадивых сепаратистов: «Запорожье: что
молчит, куда они все подевались? Я ИМЕЮ ПОРУЧЕНИЕ ВСЕХ ПОДНИМАТЬ, ПОДНИМАТЬ
НАРОД!». Я очень надеюсь дожить до момента, когда Глазьеву придется отвечать на
суде на вопрос, кто именно ему, помощнику Путина, давал поручение «поднимать
народ» в Украине.
А Глазьев продолжает инструктаж и объяснять украинскому
народу, что именно он должен делать: «Народ должен собраться на площади,
потребовать обратиться к России за помощью против бандеровцев. Специально
обученные люди должны вышвырнуть бандеровцев из здания облсовета, а затем
должны собрать облсовет и создать органы исполнительной власти».
И снова кивок наверх, на первое лицо: «У меня прямое
поручение руководства поднимать людей на Украине там где мы можем… Президент
указ подписал. .. Дело серьезное. Идет война».
А вот уже разговор с Одессой от 1.03.2014. До трагедии 2 мая
осталось чуть больше двух месяцев. И вот как формировался один из ее истоков. Разговор
пророссийского активиста Кирилла с Глазьевым. Кирилл: «Докладываю – народу много
– целая площадь. Пишите – 40 (тысяч)». Глазьев: «Надо забирать облсовет. В
Харькове - взяли облсовет, в Донецке – взяли облсовет». Активист Кирилл просит
разрешения привезти лидеров сепаратистов в Москву на инструктаж, Глазьев
требует, чтобы они действовали на месте, а не разъезжали, собирали облсовет и
принимали нужные решения: «Кто не пришел, не проголосовал – тот предатель,
бандеровец, фашист и т.д. Депутатов привезите, кто колеблется, брать за шкирку
и приводить силой».
Разговор: Сергей Глазьев – Валерий Кауров, активист «Куликова
поля», «избранный» народным президентом очередной самопровозглашенной Одесской народной
республики Новороссии. Люди друг друга хорошо знают, общаются на «ты» и по
именам: «Сергей» – «Валерий». Кауров, перекрывая шум: «Мы прорвались на сессию (облсовета)
– нужна помощь!». Глазьев: «Да, да! Конечно!».
У организаторов ГКЧП-1 не получилось ничего и сразу. Провал
в три дня, поражение и тюрьма. Продолжатели их дела – организаторы ГКЧП-2 в
Украине были лучше подготовлены, их поражение было не 100%, а тюрьма, конечно,
неизбежна, но откладывается. Они сами не понимают, как им повезло, что они провалились
в большинстве своих затей, что им не удалось взорвать всю Украину, как им
грезилось в их безумных головах. Потому, что взорвать страну, у которой с
Россией больше двух тысяч километров общей границы, да еще в самой
густонаселенной европейской части страны, это самоубийство.
Глупость организаторов ГКЧП угробила СССР, по крайней мере
ускорила его конец. Глупость организаторов ГКЧП-2 в Украине с большой
вероятностью угробит Россию. Будем надеятся, что, как и в предыдущем случае,
это произойдет с минимальными человеческими жертвами.

вторник, 16 августа 2016 г.

КОРПОРАЦИЯ УБИЙЦ

Корпорация убийц


Книга Владимира Мальсагова "Русская мафия – ФСБ", вышедшая в 2008 году, поразила читателей: рассказывая историю своей жизни, автор раскрывал подоплеку операций российских спецслужб, заказных политических убийств и других преступлений. Сын "чеченского Сахарова", политзаключенного советских времен Дзияудина Мальсагова, Владимир провел более 10 лет в лагерях строгого режима. Там он встретил своего старого знакомого, Хож-Ахмеда Нухаева, криминального авторитета, который в постсоветские времена станет одним из самых влиятельных людей в Чечне. В книге "Русская мафия – ФСБ" Владимир Мальсагов рассказывает о том, как Хож-Ахмед Нухаев стал работать на КГБ, а затем на ФСБ, выполняя самые страшные поручения спецслужб. Нухаева подозревают в том, что он заказал убийство американского журналиста Пола Хлебникова, написавшего книгу о нем "Разговоры с варваром". Владимир Мальсагов указывает на причастность Нухаева и сотрудников российских спецслужб к другим громким политическим преступлениям и терактам, в том числе и убийству Анны Политковской, с которой автор книги "Русская мафия – ФСБ" был знаком.
С 2001 года Хож-Ахмед Нухаев находится в розыске Интерпола по категории "Транснациональная организованная преступность". Уже много лет он не появляется на публике, и даже ходят слухи, что он убит, но живущий во Франции Владимир Мальсагов убежден, что Нухаев жив и продолжает через своих людей руководить бизнесом, связанным с российской нефтью, и выполнять поручения Кремля.
Владимир Мальсагов заинтересовался опубликованным на нашем сайте расследованием Игоря Мурзина об убийстве Бориса Немцова и решил поделиться своими соображениями о том, как организовывались политические убийства в России.
Владимир Мальсагов
Владимир Мальсагов
– Вы согласны с выводами Игоря Мурзина о том, что за убийством Немцова стоят не чеченцы, а сотрудники ФСБ?
– Да, я согласен, конечно. Знаю эту структуру. И по Ане Политковской тоже они. От администрации президента команда обычно идет. А на самом деле от Путина, цепочка там начинается.
– Вы утверждали в своей книге, что "все громкие убийства последних лет совершены российскими спецслужбами по указу Кремля". Книга вышла 8 лет назад. События последних лет многое поменяли?
Хож-Ахмед Нухаев
Хож-Ахмед Нухаев
– Да ничего не изменилось. Из тех людей, о которых я писал, кто-то по служебной лестнице поднялся, кого-то спрятали, как Нухаева, но он по-прежнему руководит всем. Я на 100% уверен, что Путин закрытым указом Героя России ему дал за все его дела. Гелаев тоже на его счету. Помните гибель Гелаева? Многие из чеченцев, знавших Гелаева и то, как Нухаев “обхаживал” его перед последней войной, создавая себе “кольцо безопасности” из “Гелаевского спецназа”, и как входил в доверие к Хамзату, уверены, что именно Хожа уговорил, гарантируя Гелаеву поддержку в Грузии на самом высоком уровне, уходить туда, но в результате измученного переходами через перевалы с постоянным попаданием в засады Гелаева, потерявшего практически всех своих бойцов, ждала гибель от засады, правда, очень героическая. Через каналы Нухаева шло и письмо Хаттабу.
Нухаевские дела и кремлевские переплетены
Спутниковый телефон Джохару Дудаеву тоже он посылал. Просто все стрелки перевели на турка, который вез телефон, а он простой исполнитель, знать не знал. Турка задержали в Азербайджане и для видимости подержали несколько часов. Только идиоты из путинской гэбни могут придумать такой “перевод стрелок” на турка, ведь любого “посыльного” по приезде должны спросить, как он добирался и были ли проблемы, и каждый рассказал бы историю с задержанием, что само собой вызовет подозрение у получающей стороны, которая сама захочет исследовать спутниковую связь, а в дальнейшем обращаться с ней крайне аккуратно. Телефон был исследован, сканирован и “напичкан” чем надо еще в Турции кремлевскими специалистами от ГРУ, а Хожа “приобрел” столь необходимый “презент” для президента Дудаева; пока проверяли его, телефон закодировали, поставили маячок, поэтому легко было навести ракету. Так что, я уверен, звание генеральское у него, и Героя России получил уже закрытым указом.
– А за что, на ваш взгляд, Политковскую убили? Потому что был приказ из Кремля или потому что она слишком глубоко влезла в дела Нухаева?
– Это и приказ из Кремля, и нухаевские дела. Нухаевские дела и кремлевские переплетены. Это та же нефть.
– А Пола Хлебникова?
– Хож любил понтануться, что называется. Хлебников написал под другим углом все это.
– То есть за книгу?
Пол Хлебников написал книгу о Хож-Ахмеде Нухаеве и был убит
Пол Хлебников написал книгу о Хож-Ахмеде Нухаеве и был убит
– Варваром его преподнес, со своей ментальностью американской узрел варварские взгляды Нухаева. У Нухаева больше фантазий, на самом деле, он далек от политики. Последняя его политическая закидушка была о том, что умма должна к своим истокам возвращаться. В первобытно-общинный строй обратно, образно говоря. Что-то вроде ИГИЛа.
– Многие считают, что Нухаев давно убит, он не появлялся в течение многих лет. Какие основания считать, что он жив?
Прячется, потому что боится кровной мести за тех, кто погиб
– Если бы он был убит, чеченцы бы знали. Его сестра Таня в Москве живет, она на связи постоянно. А два года назад у него еще один сын родился.
– А где он живет, в Турции?
– Этого никто не знает, он прячется. Прячется, потому что боится кровной мести за тех, кто погиб, Яндарбиева и других, тех, кто косвенно или прямо на его счету. А его структуры по-прежнему работают в Нидерландах, Лондоне. Там солидные нормальные люди сидят. Леча Арбиев, который руководит его структурами в Лондоне, нормальный парень. Элеваторы в Краснодарском крае, зерно идет. Там за этим всем присматривает брат его жены молодой.
– Когда вы познакомились с Нухаевым?
– Знакомы еще со школы, с 1970 года, мы тогда по просьбе старших, работавших директорами кафе и ресторанов, сдавали за них нормативы ГТО и бегали в парке имени Кирова дистанции. После чего директора устроили для нас, молодых пацанов, царский банкет, где мы ели что хотели и пили грузинские вина. Более всего нам льстило, что официантки с улыбками крутились вокруг нас и кокетничали, как со взрослыми парнями. В нашей команде присутствовало человек 12–14, и под нас было полностью закрыто самое новое на тот момент кафе “Спорт”. В команде были ученики старших классов двух центральных школ Грозного – №1 и №22, в которой и учился Нухаев. Эти две школы дружили, а у некоторых ребят были и родственные связи.
– Вы считаете, что Нухаев по-прежнему играет огромную роль в российской политике?
– Безусловно, играет. Передвигаются все фигуры. Точно так же и его компаньон, полковник КГБ Петр Суслов, который был председателем исполкома дугинского движения "Евразия". Они вместе задумывали, как подминать под себя нефтяной бизнес. Кстати, Сечин с Сусловым старые приятели, они в Анголе вместе были. В "Роснефти" Суслов и Нухаев имеют хорошую долю акций, на которые “капают” проценты.
Еще в 90-х они решили, что надо, чтобы криминал работал на КГБ, спайка нужна, чтобы подобрать бизнес
Все документы прикрытия убийцам, террористам Петр Суслов всегда делал. Максима Лазовского тоже Суслов вел. Еще в 90-х они решили, что надо, чтобы криминал работал на КГБ, спайка нужна, чтобы подобрать бизнес. У Нухаева тогда с Сусловым беседа была, он мне сам рассказывал. Всеми взрывами, о которых Литвиненко писал, руководил Суслов. Это он пытался организовать в 1994 году взрыв на железнодорожном мосту через Яузу, но тогда сам подрывник погиб. После этого Лужков кричал, как обычно, что виноваты чеченцы, но узнал, что кагэбэшник погиб, и заткнулся. От Суслова был приказ в 1996 году взрывать троллейбусы в Москве. В Новороссийске из-за нефтяного терминала большие войны были, и туда Суслов посылал людей, директора туапсинского завода застрелили они. Когда в Чечне была первая война, молодых пацанов, солдат, которые дезертировали или что-то сделали в Чечне, Суслов отмазывал, особенно если тот хороший стрелок, снайпер. Они рекрутировали бойцов, разовые были киллеры, они в машинах спали в Москве. Если надо было кого-то убрать или еще что-то, на такие случаи они их брали. Марату Васильеву давали в подчинение трех-четырех молодых. Марат возил на машине, если надо, и стрелял. У Марата было звание старшего лейтенанта ФСБ.
– Как вы познакомились с Анной Политковской?
Анна Политковская
Анна Политковская
– Я с Аней встречался в 2001 году, когда меня арестовывала в Туле ФСБ. Был у нее в Архангельском переулке, где "Новая газета". У меня были листки, какие-то вещи для себя записывал. Написал о том, как мы крышевали Коммерческий банк социального развития и Крестьянский российский банк. Много не писал откровенно, потому что не хотел подставить ребят, которые отношения не имеют. С Аней у нас разговор был, я ей показывал черновики. Она мне тогда говорит: вы, чеченцы, большие носители информации иногда бываете, а когда доходит до дела, чтобы подтвердить, в лицо сказать или на бумагу, отказываетесь, боитесь. У нее много материалов было по Нухаеву, но никто не хотел открыто говорить, обвинять, подтверждать факты. Боялись правду говорить и до сих пор боятся. Как сказал покойный Халидов (в Москве застрелили его в 2001 году): "Кто на Нухаева скажет, два дня не проживет". На Матвеевской он выезжал, их расстреляли в машине прямо. У Ани была большая информация по Чечне. Люди ей доверяли, открыто говорили. Она Путина сильно беспокоила, потому что обличала постоянно. Она прекрасно знала, что Нухаев работает на КГБ, старый агент. Вы слышали такую фамилию – федеральный инспектор Южного федерального округа Имран Вагапов? Про него мало кто что знает. В советское время он нигде не работал, только на шабашках, на строительство ездил. Говорил, что на юридическом учится. Потом он садится в тюрьму, 206-я статья – "хулиганка". В лагере они с Нухаевым сошлись, постоянно вместе были. Я заметил, что Хожа некоторые вещи даже, выпить или курить, при нем стеснялся, целомудренный вид делал. В 1992-93 году Хожа открывает нефтяную биржу на Старопромысловском шоссе в Грозном, при ней ресторан, "Оазис" назывался. Может быть, деньги отмывали они, а так там не было клиентуры особо. Я его увидел позже, когда они во "французском доме" в Грозном типа офиса сделали. Когда из Москвы приезжали Макс Лазовский, Марат Васильев, они там останавливались, ночевали, оттуда выезжали на учебу. Я как раз там встретил после долгих лет Имрана. Я его не сразу узнал: он изменился, то ли похудел, то ли смуглый чересчур стал. Поговорили. Они ехали в горы тренировать Макса и Марата из различного вооружения стрелять, меня тоже звали. А потом он вдруг появился на должности федерального инспектора Южного федерального округа. Заведовал набором в силовые структуры, МВД, не только в Чечне. Когда переаттестация была, милицию на полицию меняли, он всем этим командовал, заправлял.
– А теперь что с ним?
– Сейчас он в Москве в Администрации президента. Как раз все, которые сейчас сидят по Немцову, прошли через него, набор проходили в любом случае, в конечной инстанции, он не ездил отбирать по селам, но документы он подписывал.
– Вы считаете, что он был промежуточным звеном в организации политических убийств?

– Да, всё было в его руках, тем более он федеральный инспектор, все главы республик его побаивались, старались угодить. Ему легко было куда угодно проехать без всякого подозрения, кого угодно провезти в машине и что угодно. Это не секрет. Когда убийство Политковской произошло, арестовали главу ачхой-мартановской администрации Шамиля Бураева. Его убирали несколько раз, а Имран все равно его ставил туда. Бураев слишком яро работал на федеральные власти, и в 1996-м, когда зашли боевики, его чуть не расстреляли. А потом он извинился перед народом, что не будет подличать. Когда опять новая война началась, он резко надел погоны, перемазался, и Имран Вагапов его опять ставил туда. Он к тому же Имрану родственник. Бураева арестовали, подержали, а потом выпустили. Понятно было сразу, что значит от Администрации президента идет заказ. От Администрации и от Нухаева, потому что Нухаев его рекомендовал.

– А киллера Максима Лазовского вы хорошо знали?
Киллер Максим Лазовский (1965–2000)
Киллер Максим Лазовский (1965–2000)
– В лицо знал, не выпивал с ним, но в одном банке КБСР сидели, он также к нам приезжал, и часто в нарды играли. Иногда посмотришь – вроде нормальный, иногда кажется, что мания величия. Иногда как бы в шутку говорил, что он чуть ли не святой, типа его провидение отметило. Когда особенно девушки были, он кичился, что может любого убить и ему все равно ничего не будет. У него было удостоверение капитана, свободно заходил в здание на Лубянке. Если бы он не был сотрудником, как бы заходил туда? Он с оружием ходил, не скрывал его никогда. И никто не понимал, почему он спокойно стреляет. Он на Арбате столько людей средь бела дня пострелял. Все знают, что он стрелял, и вроде ничего. Раз его не арестовывают, значит, это кому-то надо. Кто не дурак, тот понимал, почему это так. А так он супер считался. Он невысокого роста был, прихрамывал. Его потом в 90-х годах посадили, он в Тульской области сидел.
– А когда вышел, убили на ступенях церкви…
Когда сотрудника своего приходится убирать, автомат кладут рядом
– Да, специально сделали как бы почетное убийство. Отстреляли и положили тут же автоматы с пустыми рожками. Когда сотрудника своего приходится убирать, автомат кладут рядом, а патронов в рожке не оставляют, чтобы кто-то не воспользовался. А так при оружии погиб, чуть ли не на боевом посту.
– Владимир, у вас с Хож-Ахмедом странные отношения. Вы, с одной стороны, много лет дружили, а с другой стороны, вы его представляете главным злодеем в российской истории. Как объяснить эту двойственность?
Если кто-то живет пацаном, а сам стучит, он кто вообще? Он по пацанским понятиям живет?
– Да, мы дружили, между нами кошка не пробежала, ничего черного. Но есть пацанские понятия: не быть подлецом, быть мужчиной. У КГБ, милиции свои понятия, они за той чертой. Если кто-то живет пацаном, а сам работает на тех, то есть стучит, он кто вообще? Он по пацанским понятиям живет? Я понимаю, если бы он одел форму, открыто сидел на той стороне, с ним бы разговаривали как с нормальным человеком, если бы он заслуживал. Среди ментов нормальные же люди встречаются, я имею в виду чисто человеческие качества. А когда человек продается из-за меркантильных интересов, чтобы во власть пролезть, то есть подло ведет себя, он уже не человек, он больше подлец. Вот, например, когда в лагере бунт был специально сделан. Тогда шла война при Андропове: КГБ с МВД. В КГБ они ничем не занимаются, сами придумывали преступления, сами их раскрывали в советское время. Им надо было показатель сделать, что рост коррупции, или с оборотнями боролись, щелкнуть МВД по носу. Поэтому сотрудники из главного управления КГБ приезжают, заходят сразу к Нухаеву в зону, само собой, администрация боялась Нухаева. О чем он с ними разговаривает, когда заходят в кабинет? Всех удаляют оттуда. Он-то врал, что амальгаму, которую якобы украли, ”красную ртуть” просят отдать, тогда они его освободят. Подозрительно тоже, когда два раза в месяц приезжали постоянно, а то и чаще, из Москвы. Он как будто резидент разведки или еще что-то. Тогда я стал подмечать эти дела.
– А когда у вас кончились сомнения, когда вы твердо уверились в том, что он на той стороне играет?
Это как спичку бросить в порох в зоне, цепная реакция начинается очень быстро, если пошло оттуда, где авторитет, тем более "быков" легко очень раскачать
– После бунта этого в лагере. Там седьмой отряд был из "опущенных", хотя там один-два были опущенные на самом деле, а остальные, чтобы их не трогали, слабые душком, что называется. Обычно в зонах опущенные живут в отрядах среди заключенных, а здесь одним отрядом они жили. Там на самом деле один, два, три п*** были, остальные просто, но раз уж с ними живет, то он такой же, их никогда никто не бьет, западло было ударить или еще что-то. Это выгодно было, через них наркоту продавали. Все знают, что он продает, а поди докажи. Начнут качать: от кого вы взяли? Вы что, от слов пидораса отталкиваетесь? А тех слова ничего не значат. То есть хитрые вещи. А тут надо было дестабилизировать обстановку, никогда бы никто в зоне не поднял бы на них руки, если кто-то из этого отряда что-то сделал, нагло вел себя, единственное, ему пинка давали, можно было на поджопниках отгонять их. А тут целая получается бойня, начинают их бить. Хожа настропалил, это как спичку бросить в порох в зоне, цепная реакция начинается очень быстро, если пошло оттуда, где авторитет, тем более "быков" легко очень раскачать. Уже ждали внутренние войска, заранее готовы были, и моментально в зону заехали БТР, солдаты в бронежилетах, в масках, с дубинками, всех запустили под дубинки, газом "Черемухой", как обычно. Кто были “отрицалово”, то есть авторитетный, на самом деле нормальные ребята, их отправили в дальние лагеря, срок добавили, раскидали, короче, с зоны. Но главное, очень большой общак собрался, и деньги находились у Нухаева. Более 30 тысяч было, а 30 тысяч по тем временам, 1984-85 год – это немалые деньги. Если по 5 тысяч "Жигули" считать, например, 6 "Жигулей". Эти деньги пропадали, так и не было никакого спроса. А Нухаев через какое-то время выходит. Имран тоже там был, я даже не знаю, куда Имрана оттуда увезли. Тогда, видимо, Имран аттестацию и прошел в КГБ.
– А зачем нужно было бунт провоцировать?
Сидят нормальные пацаны, коньяк, шампанское пьют, многие не видели на воле того, что там было
– Чтобы администрацию поменять. Все в Москве знали, что она коррумпированная, на УДО – только за взятку, на "химию" выйти – только за взятку, срок уменьшить – только за взятку, всё на деньгах было построено. Они сами себя продали. Сидят нормальные пацаны, коньяк, шампанское пьют, многие не видели на воле того, что там было, даже черная икра была. Менты забегают туда, а перед ними старший наряда или дежурный помощник начальника колонии, ему отстегивается сразу какая-то сумма рублей, в зависимости, сколько человек сидело, еще пожелают хорошо провести время, только не шумите, чтобы без драк было, и уходили. Вот такое было. Наркоту сами офицеры проносили в полный рост. Об этом знали. Арестовать не арестуешь, при желании, конечно, могли арестовать, но поменять администрацию, провести рейд и убрать всех офицеров главных, начальника колонии, еще кого-то...
– То есть они через своего агента Нухаева спровоцировали беспорядки в колонии, чтобы заменить коррумпированную администрацию?
Я считаю своим врагом ФСБ, столько крови на ней, столько бед!
– Да, а авторитетных зэков, отрицательно характеризующихся, отправили в другие лагеря. Офицеры КГБ пишут рапорты в Москву, подводится как спецоперация. В любом случае им звезды, повышение. Они же ничего такого и не делали, если так взять, сами напридумали шпионов или еще что-то.
– Даже после этого вы все равно встречались с Нухаевым?
– Конечно, встречался. Его выпустили, амнистию сделали и вывезли в Чечню. Он ко мне сам приехал, сидели, разговаривали.
– То есть вы тогда не считали себя его врагом?
Руслан Лабазанов (в центре)
Руслан Лабазанов (в центре)
– Я считаю своим врагом ФСБ, на которую он работал, столько крови на ней, столько бед! Взять эти войны в Чечне – это всё спецслужбы создавали. Руслан Лабазанов работал на адмирала Угрюмова. В начале 1990-х Чечня с ее запасами нефти была одним из самых лакомых кусочков. Через Чеченскую республику тогда Сосковец с командой "отворачивали" большие деньги: по бумагам через Чечню отправлялись поезда с цветными металлами и прочими ценными грузами, якобы идущие за границу. Где-то, на территории Чечни, пломбы срывались, и весь груз списывался на Чечню, хотя вагоны на самом деле были почти пустые или чуть заполненные какой-нибудь ерундой. Из Чечни сделали своего рода "черную дыру", и команде Сосковца было выгодно такое положение. Начали экономическое давление, закрыв МФО банков ЧР, и постоянно угрожали Дудаеву вводом войск. Так что одно время он вроде как вынужден был "отстегивать" команде Сосковца определенную "мзду".
Он орал пьяный против Путина: мы дома взрывали, а теперь он хочет, чтобы мы со всем миром третью мировую войну начали. Вот и убили его
С 92-93-го финансовые отношения с Кремлем утрясал Нухаев. Он говорил, сколько требуют в Москве, чем угрожают, и отвозил деньги для передачи правительству Сосковца и его бригаде (что прилипало к рукам, знал только он). К этому времени Сосковец уже слишком много нахапал, Ельцин хотел его снимать. Тогда Ельцин хотел все же пойти на переговоры с Дудаевым, Джохар много раз передавал в Кремль, что хочет для своей республики договор по типу Татарстана и ничего более. Однако команде Сосковца переговоры Ельцина и Дудаева были смерти подобны, ведь тогда бы вскрылась масса преступлений и стали известны украденные суммы. Эта партия войны хотела развязать конфликт в Чечне любыми способами. Тогда началась эта операция по навешиванию на Чечню ярлыков тогда еще не террористов, а криминальной республики под управлением криминальной власти и вошел в оборот термин "чеченская мафия". Угрюмов мобилизовал свою агентуру, и "Лобзик"-Лабазанов получил задание на "захват" самолетов в аэропорту Минеральные Воды под лозунгами типа "Свободу Чечне!", "Руки прочь от Чечни!" и т. п. Лабазанов, само собой, там и не думал появляться, а убедительно заверял посылаемых, что "за все уплачено" и они доедут "по зеленой". Вот один момент: помните, как автобус с заложниками въезжает на мост и там продолжаются переговоры с захватчиками, но в какой-то момент стреляет снайпер, поражая террориста, находившегося у окна, быстрый штурм и конец всем "лабазановским террористам". Самое же интересное в том, что когда камеры выхватили лицо убитого через пару минут, поражены были его родные, наблюдавшие, как и вся страна, все происходящее по ТВ. Ведь он, по всем данным, находится в заключении, отбывая срок в колонии №4 в станице Александрийской Ставропольского края, что находится около Георгиевска. Причем родные были у него на свидании с неделю назад. Страшно удивлены были и зэки, так как буквально дня три назад его этапировали в пятигорскую "Белую лебедь" на "доследование", а сидеть ему оставалось еще лет 5 или 6. Мне эту историю рассказал и очевидец с "другой" стороны, а именно опер, "кум", служивший тогда на "четверке", но по семейным обстоятельствам переехавший в Тулу. Когда же, по провокации ФСБ, меня посадили в 2000-м в Туле, он был "опером" на нашем крыле тюрьмы, а узнав, откуда я, завел разговор об этом, ведь он все же был земляком, хоть и из Ставрополья.
– Угрюмов, который эту операцию провернул, в 2001 году умер при загадочных обстоятельствах…
– Застрелили якобы. Это же Угрюмов руководил буйнакским взрывом, когда первые взрывы домов были.
– Литвиненко и Фельштинский доказывали, что Угрюмов организовал взрывы всех жилых домов в 1999 году. Вы тоже с этим согласны?
Герман Угрюмов
Герман Угрюмов
– Конечно, он был ответственным за это. За это он и пошел вверх. Он орал пьяный против Путина: мы дома взрывали, а теперь он хочет, чтобы мы со всем миром третью мировую войну начали. Вот и убили его, а официально сообщили, что инфаркт. Если агентуру взять в Чечне и на всем Северном Кавказе, можно сказать, она вся его была, он создавал. Когда был распад СССР, в каждом городе образовывался народный фронт, выливали свое недовольство, ходили на митинги. Руководителями народных фронтов обычно своих агентов ставили, как Жириновского. Тогда религия уже вышла, первый съезд мусульман СССР организовали в Астрахани. У Угрюмова штаб-квартира в Астрахани находилась. Многие муллы приехали, которые еще в советское время с КГБ работали. Само собой, у Угрюмова были агенты. Сначала говорили, что милиция разгонит. Пошли переговорщики, разговаривали с Угрюмовым, Угрюмов добро дал, чтобы прошло все нормально. Это все хитро было сделано, чтобы поднять ему авторитет, что он выступает за верующих. Кто пошел с ним разговаривать – это агенты КГБ, которые внедрялись в народные движения.
Часто сотрудники ФСБ сами захватывали заложников под видом бандитов
Стоит упомянуть Мовлади Байсарова, полковника ФСБ, командира спецотряда ФСБ "Горец", самого "ценного агента" Угрюмова. Ведь именно Мовлади, тогда еще под видом "боевика", во время первой войны был главным похитителем людей как в Чечне, так и по России, действуя по оперативной информации ФСБ. А часто сотрудники ФСБ сами захватывали заложников под видом бандитов и переправляли Мовлади Байсарову, который держал людей в клетках, их калечили под камерами, чтобы вынудить родственников платить выкуп. Так еврейскую девочку украли, журналистов в Чечне он захватывал. Тогда надо было из "боевиков" сделать только "бандитов". Это его группе ФСБ принадлежат съемки отрубания головы у заложника, старика, с которого нечего было взять. Он много чего наделал, но потом Кадыров стал его опасаться и попросил у Путина убрать сопровождение ФСБ от Байсарова, после чего его и застрелили в Москве на Ленинском проспекте. Он слишком много сделал по приказу Кремля, много знал, и его боялись.
Владимир Путин и Николай Патрушев на похоронах Германа Угрюмова, 2001
Владимир Путин и Николай Патрушев на похоронах Германа Угрюмова, 2001
– А когда вы последний раз видели Хож-Ахмеда?
– Когда в Москву он прилетал, в 2001 году, на евразийский конгресс. Он в "Президент-отеле" был, там столько охраны выставили, ФСО охраняла, как будто приехал глава какой-то страны. Потом несколько машин с Рублевки заехали туда, Сурков приезжал. Руслан Атлангиреев приехал туда позже. Ему начальство ФСБ подарило пистолет именной.
– Вы думаете, что они Хож-Ахмеда тогда рассматривали как возможного президента Чечни?
– Его запросто поставили бы президентом Чечни, но он не потянул бы. Потому что становиться в ту пору президентом – это море крови. Он может придумать, послать людей, чтобы убили, а сам он так высвечиваться, как Кадыров, никогда не стал бы. Хорошо, ты сейчас на коне, но пройдут годы, все равно чеченцы не оставляют просто так. Пока он у власти, конечно, перед ним заискивают, будут охранять. А если ослабнет или в немилости у Кремля будет, мало ли, президент поменялся в России? Поэтому Нухаев сам никогда не стал бы.
– Когда вы написали свою книгу, с разоблачениями выступили, какова была его реакция? Передавали вам от него что-то? Не боялись, что он с вами расправится?
Мне одна девушка в Москве говорила: ваших узнаю по специфической походке
– Они пытались, приезжали. Одних я сразу заметил, когда приехали. Со стороны видно: во-первых, одеваются с иголочки, здесь никто так не оденется. Вы видели чеченцев в тусовках, особенно если в "Рэдиссон Славянскую" зайдете: одеты с иголки, фирменные вещи, дорогие. Никто не одевается на Западе так. Как мне одна девушка в Москве говорила: ваших узнаю по специфической походке. Они остановились на входе и спрашивали, где я живу. Я увидел этих людей и сразу в другую сторону по коридору пошел, оттуда уже наблюдал. Сразу понял, кто это такие. Во Франции есть спецслужба, которая борется с терроризмом, конституцию защищает. Они мне советовали, как вести себя, как ходить. Тем более тогда, году в 2005-2006-м, теракты готовились в Европе, а исполнителями должны были чеченцы быть. Тогда зять Нухаева ездил по Европе с женой. Он придумал предлог, что от бездетности приехал жену лечить. Ей тогда было около 60. В Чечне своя почта работает, все говорили, что это у него детей нет, а не у нее, то есть он бесплоден. То есть это было просто прикрытием. По маршруту он поехал в Австрию, Бельгию, Францию. Я прикинул, с кем он разговаривал, – это для меня было стопроцентным подтверждением, что готовятся провести какую-то акцию, может быть, один взрыв, может быть, несколько. Потом сообщили, что чеченцы хотели Эйфелеву башню взорвать. Как раз это время было, когда он приезжал сюда. Подлый тип, что говорить.
– А какие отношения у Нухаева с Рамзаном?
– Я не видел официально никаких. Рамзан моложе намного. Когда Хожа был премьер-министром, Рамзану было лет 14, наверное. В самой Чечне стычек нет, потому что разделили интересы. У Рамзана интуиция хорошо работает. Он хорошо понимает, что если Хожа назначает федерального инспектора от Москвы, то, наверное, влияние какое-то имеет.
Владимир Мальсагов теперь живет во Франции
Владимир Мальсагов теперь живет во Франции
– Вы скучаете по Чечне, хотите вернуться?
– Конечно, особенно по той Чечне, которая раньше была… Природа, горы, Галанчожское в горах красивое озеро, я оттуда родом. Конечно, хочу, но не с этой властью. Сейчас оттуда бегут в полный рост.
– Увеличивается эмиграция в последнее время?
Красоту Рамзан построил в Грозном, но это мертвая красота
– Говорят, что в Польше так много чеченских беженцев, что даже в Белоруссии на границе в Бресте сидят. Ведь это как потемкинская деревня, красоту Рамзан построил в Грозном, но это мертвая красота, как таковой жизни нет, только "братья Стечкины". Они там со Стечкиными постоянно ходят, у них своя команда, рестораны свои, своя тусовка. Это колхозники, которых никогда не видно было, никто их не знал, их война вынесла на поверхность – кому война, а кому мать родна, – они сейчас рулят. Любой, кто работает, платит в фонд имени Кадырова, в любой организации отстегивают. Рэкет, только узаконенный. Москва ничего не сделает, Путин все ему дает, глаза на все закрывает. Путин знает, что поддержка от него будет в любом случае. Они в спайке: Рамзан знает, что без Путина он не жилец, а Путин на рамзановскую гвардию, наверное, еще больше надеется, чем на свою нацгвардию.
– Владимир, какую вы цель ставите, когда все эти вещи рассказываете? Есть у вас политическая цель?
– Ни в какую политику не хочу, уже возраст.
– Отомстить, свергнуть Путина?
– У меня нет такого рычага, чтобы я землю перевернул. Само собой, я прекрасно знаю, что это зло и его надо убирать. По Путину плачет Гаагский трибунал, преступлений очень много. Хочу, чтобы люди знали о тех, о ком я говорил, чтобы держались от них подальше, чтобы кто-то не страдал, не погиб. Потому что они раньше были криминальные авторитеты, теперь респектабельные бизнесмены, а на самом деле кто штатные сотрудники, а кто агентура. А так у них нет ничего святого. Для них самое дорогое – это удержать власть и деньги, которые они разместили на Западе, и поддерживают тут политических скоморохов типа Марин Ле Пен.