четверг, 8 апреля 2010 г.

"Наши возможности неиссякаемы!"-Д.Умаров

"Наши возможности неиссякаемы…" (интервью с Д. Умаровым)
Мы публикуем интервью с амиром кавказских моджахедов Доккой Умаровым. Интервью было взято по телефону.
Редакция
Prague Watchdog: Вас уже ранили и похоронили некоторое время назад. Действительно было ранение?
Докка Умаров: Не было. Последнее ранение в ногу было в 1995 году.
PW: В конце апреля на сайте "Кавказ-центр" появилось ваше видеобращение. В нем вы говорите о решении восстановить созданную еще Шамилем Басаевым бригаду "Риядус Салихийн", которая, по вашим словам, уже провела несколько успешных акций. Она также взяла на себя ответственность за покушение на Юнус-Бека Евкурова. Следует ли ожидать повторения событий, подобных Беслану или "Норд-Осту"?
Д. У.: Если на то будет воля Аллаха. У Шамиля не было таких возможностей, какие есть у меня сейчас. Поток людей к нам настолько большой, что, как мне Аллах позволит, результат будет. Я думаю, побольше даже операции буду проводить.
PW: Какого рода операции? Когда вы вступили в должность президента ЧРИ в 2006 году, в первом же своем заявлении вы указали на то, что только военные объекты могут являться дозволенной целью, а гражданские объекты и население должны быть выведены из-под удара. В своем видеообращении вы уже говорите прямо противоположные вещи. Означает ли это, что будут совершаться целенаправленные атаки на гражданское население?
Д. У.: Гражданских объектов мы будем при возможности стараться избегать, но для меня не существует в России гражданского населения. Почему? Потому что с их молчаливого согласия проводится геноцид нашего народа. Их налоги идут на содержание силовых структур, они их снабжают и благословляют убийства и зверства. Все, что они здесь вытворяют, - на это карт-бланш дал именно народ. Почему в этом случае мы должны считать, что этот народ - гражданское население?! Они прямо направляют своих солдат сюда, благословляют их убивать наших родителей, братьев и сестер, даже человека, который из жалости дает пол-лепешки муджахиду. Почему в таком случае мы должны считать их гражданским населением?! Но я еще раз говорю, что по мере возможности мы будем стараться избегать жертв среди гражданских лиц.
PW: Кадыровские власти сейчас активно проводят в Чечне и в Ингушетии спецоперации. Они утверждают, что им удалось убить множество ваших людей и буквально в ближайший месяц подполье будет окончательно разгромлено. Действительно ли вашу ситуацию можно назвать критической?
Д. У.: Никаких проблем. Нам не хватает времени, ресурсов и средств. А в остальном мы не испытываем никакой нужды: ни в людях, ни в возможности передвигаться или вести войну. Алхамдулиллах, за 3 года, что я руковожу муджахидами, наши ресурсы возросли на 50-60 процентов. Дела лучше у нас, потому что теперь врагов даже не надо искать, они тут, рядом. Правда, жалко парней, обманутых мирскими посулами и брошенных в леса. Они продали и Всевышнего, и честь свою. Очень тяжело их лишать жизни, потому что мы все-таки чеченцы, вайнахи.
PW: Как вы передвигаетесь?
Д. У.: Спокойно передвигаемся, спокойно общаемся, спокойно планируем. Я сейчас иду от границы Дагестана. Видел всех командиров, поставил задачи, где какую работу надо проводить. Никаких помех я не вижу, я 120 километров по границе прошел, никаких проблем.
PW: Пешком?
Д. У.: Пешком, да.
PW: Каковы сегодня цели вашей борьбы?
Д. У.: Алхамдулиллах, чеченское государство Джохаром Дудаевым уже построено, свободу вайнахи получили. Из его рук принял власть и продолжил Зелимхан, Масхадов этот этап завершил. Лозунги сегодня - те же. Только теперь - свободный исламский Кавказ, свобода для всех мусульман Кавказа, право жить по шариату, по законам Всевышнего, чтоб люди не должны были подчиняться правилам, написанным Путиным, Сурковым. Таковы наши лозунги, инша Аллах!
PW: Как будет устроено будущее государство мусульман Кавказа?
Д. У.: Везде, где есть люди, как мы знаем, действуют законы. Закон - это диктатура. Те, кто должен быть при оружии, будут при нем, кто должен его сложить – сложат. Созиданием займутся одни, кому карать – будут карать. Это называется Дар ус-Салам. Не надо низводить исламский порядок до образа пещерной жизни. В исламском государстве будут и гражданские, и силовые структуры. Никто не будет ограничен в своих талантах, дарованных Всевышним. Все это для мусульманина выложено в Коране. Даже христиане все полезное в своем укладе перенимают из Корана. В основе нашего представления о жизни - ислам, мы не строим общество хаоса. Ведь и планете в конечном итоге суждено существовать, основываясь на исламском мировоззрении.
PW: Насколько сложен ваш быт? Жизнь в лесу сопряжена с голодом, холодом, разными лишениями.
Д. У.: Да, это действительно сложно. Жить в лесах, терпеть лишения мало кто из мусульман сможет, если он не имеет в душе Бога, не живет во имя Бога, но, инша Аллах, раз уж это во имя Бога, то преодолевать трудности легко, и удача сама собой приходит. Молодежью, которая приходит к нам в леса, движет искреннее стремление стать на путь Всевышнего, желание иметь подобающий страх перед Ним. Нет недостатка в молодежи, лишь бы хватило ресурсов - еды, оружия. Алхамдулиллах, чем сильнее власть пытается сбить их с этого пути, тем упорнее они предаются Всевышнему. Поскольку такие люди есть, наши возможности неиссякаемы.
PW: Пытается ли промосковское руководство Чечни вступать в контакты с вами, предлагает ли переговоры?
Д. У.: Два амира, которые были до меня - Аслан Масхадов и Абдул-Халим Садулаев, как мы знаем, загублены ими под предлогом переговоров. Поэтому я, зная их вероломство, остерегаюсь. "Переговоры" они получат тогда, когда мы силами созреем! Силы эти у нас на подходе, и об этом станет известно в скором времени. А те пути, которые предлагаются сейчас, - это коварные пути обмана. Поэтому мы их не приемлем.
PW: А как вы относитесь к позиции и деятельности Ахмеда Закаева?
Д. У.: Мы с ним близкие люди. Порывать родство с ним я не собираюсь. Но если говорить о моментах рабочих, у каждого своя позиция. Я, правда, не знаю, как он называет ту роль, которую он сегодня играет. Но знаю, что меня он и не поймет, потому что пребывает на мягком, уютном диване, а я – в лесу. Муджахид поел на этой неделе и не знает, где сможет сделать это в следующий раз. Поэтому не может быть, чтобы у нас не было разногласий.
PW: Рамзан Кадыров обвиняет вас в том, что вы действуете вопреки интересам чеченского народа?
Д. У.: Я хотел бы обратиться к вайнахам. Много у нас людей обманутых, соблазненных мирскими благами. Бог не дал человеку тысячелетия - ему все равно суждено умереть в положенный срок. Свежий пример - Евкуров, он мнил себя великим - и где он сейчас?! Всем нам суждено предстать перед судом Всевышнего, и к этому надо быть готовым. Все начинается от Бога и Богом завершается. Поэтому нельзя жить, пресмыкаясь перед властью, пряча глаза от детей, жен, нельзя жить в страхе. Вайнахи всегда были мужественны и стойки. И им следует бояться одного Всевышнего, а не кафиров. А те, кто превратились в рабов кафиров и не владеют даже собственными штанами, живут в позоре. Только Путин и поддерживает на них эти штанишки.
PW: Муджахиды заявляют, что готовы превратить себя в живые бомбы и взрываться, чтобы наносить ущерб врагу? Нельзя ли это трактовать как грех самоубийства?
Д. У.: Все зависит от миропонимания. Муджахид, который на это идет, волен брать на себя такую миссию. Я их командир и я приказываю им что-либо делать или не делать. Без моего приказа никто на это не идет. К такому пути муджахидов подвели наши враги. Муджахиды из этой жизни уходят не потому, что им тут тесно, и не от того, что голод замучил, - они просто спешат принять рай, который им обещан Всевышним.
Фотография взята с сайта Kavkazcenter.com.

Чечня-школа мужества


Чечня – школа мужества (обзор недели)

Чечня – школа мужества (обзор недели)
Вадим Борщев, специально для Prague Watchdog
На прошлой неделе Рамзан Кадыров на одном из внутренних совещаний сделал заявление, которое при всем желании не назовешь сенсационным. Напротив, соображения чеченского политика на сей раз кажутся вполне резонными. Он не желает видеть в республике сводные отряды сотрудников милиции из разных регионов, которые постоянно несут в Чечне службу на основе ротации. Как, видимо, абсолютно справедливо указывает Кадыров, толку от этих групп не много, в основном они заняты охраной мест своей дислокации – при различных РУВД, ГОВД или на стационарных блокпостах.
Кадыров намерен попросить руководство МВД больше не присылать командированных милиционеров, поскольку расквартированных в республике подразделений ФСБ и внутренних войск более чем достаточно для решения военных и полицейских задач. Завершая картину, глава Чеченской Республики несколькими штрихами обрисовал блокпосты, которые неизвестно для чего продолжают стоять на федеральной трассе «Кавказ», пугая людей и препятствуя перемещению транспорта и грузов.
Последний пассаж интерес тем, что дает полное представление, почему Кадыров хотел бы избавиться от «бродячих» милицейских отрядов. Проблема в том, что сохраняющиеся блокпосты, которые «внешне напоминают крепости», «кругом колючая проволока, минные поля», продолжают маркировать Чечню как территорию войны, неподконтрольную в полной мере нынешнему чеченскому руководству. Ему приходится делить власть на дорогах с малопонятными подразделениями, боеспособность которых стремится к абсолютному нулю.
При этом Кадыров вполне готов мириться с теми силами, которые задействованы в спецоперациях против моджахедов. Их вывода он не требует, и понятно почему. В Чечне мало кто сомневается в том, что именно российские подразделения, базирующиеся в республике на постоянной основе, выполняют всю черновую работу по розыску и ликвидации «лесных братьев». Доблесть кадыровских милиционеров вполне может составить конкуренцию храбрости и выучке их командированных коллег из сводных отрядов.
С точки зрения местного начальника, который неизвестно почему вынужден терпеть на подвластной ему территории многочисленные группы иноземных блюстителей порядка, не приносящих ни малейшей пользы лично ему, Кадыров прав. И в целом руководство МВД, к которому намерен апеллировать руководитель из Чечни, должно было бы признать его аргументы заслуживающими внимания. Но признает ли? Это вопрос сложный.

Рискну предположить, что ситуация со сводными отрядами милиции вовсе не так очевидна, как кажется. Когда-то их отправляли в Чечню, чтобы они участвовали в боях, зачистках, были на подхвате у армейских и спецподразделений. Сейчас, как это следует из слов Кадырова, подобные задачи перед ними не ставятся. Значит ли это, что просто действует некогда необходимый, но со временем утративший смысл порядок, который не хотят нарушать прежде всего сами командированные? Все-таки боевые, выслуга лет, какие-нибудь другие «чеченские» льготы. Скорее всего, так оно и есть, и с этой «халявой», обросшей многочисленными структурами, «откатами» внутри самого министерства внутренних дел Кадырову будет справиться непросто.
Но есть еще одно предположение, оговорюсь сразу – конспирологическое. Через Чечню прошло подавляющее большинство рядового и офицерского состава МВД России. Многие эксперты склонны этим объяснять тот факт, что среди действующих сотрудников за последние годы резко выросло количество насильников, садистов и убийц. Но в рамках моей конспирологической теории – это лишь побочный эффект, его не избежать, если ты хочешь иметь под рукой «тонтон-макутов», которых, возможно, придется использовать в силовых акциях против населения. А где лучшая школа для обучения подобных кадров? Естественно, в Чечне. Поскольку именно здесь российские милиционеры сталкиваются с тотальной враждебностью населения и учатся видеть в нем (населении) тотального и перманентного врага. А впоследствии, уже в силу укоренившегося невроза, они получают способность переносить матрицу «чистой» ненависти на любое население вообще.
Это конспирология чистой воды. Никто никогда так не формулировал задачу воспитания подрастающего милицейского зверья. Но наверняка формулировали иначе. Какой-нибудь генерал, утверждая план командировок на год вперед, вполне мог просифонить дежурную сентенцию: «Пусть ребята едут. Крепче станут». А это тот же план, только неформализованный.
Фотография взята с сайта "Новая Газета".

© 2010 Prague Watchdog (См. Републикация).