понедельник, 14 марта 2016 г.

Панкиси: в лабиринте молчания (часть II)
 - от Elmir Mirzayev


"... много всяких чудовищ увидел Орфей в царстве мёртвых: Ламию, которая крадёт по ночам маленьких детей у матерей, и страшную Эмпузу с ослиными ногами, пьющую кровь людей, и свирепых стигийских собак."
(из мифа об Орфее и Эвридике)
Пока по сельской дороге наш джип преследовал машину Джоколы - серого цвета Mercedes (кажись марки Vaneo), который создал гений немецкой инженерной мысли, я задумался... Беседа с Джоколой и мрачная атмосфера, царившая вокруг, сильно озадачивала. По дороге встречались лишь какие-то пожилые мужчины в тюбетейках и со скорбными лицами, и реже, куда-то быстро идущие в длинных одеяниях женщины, завязавшие черными платками головы. "Интересно, таким должен быть он, их Халифат?" - подумалось.   
Также не давали покоя мрачные мысли по поводу названных "такфиристов"-азербайджанцев. Это, как известно, радикальная исламистская идеология египетского происхождения, берущая свое название от арабского слова - такфи́р, и ее основой является обвинение куфре, то есть в неверии мусульман.  
Как могло быть так, что представители народа, который первый в исламской географии дал миру светского писателя, фактически основоположника азербайджанской светской культуры, Мирза Фатали Ахундова, который, кстати, был атеистом(!), и было это еще в середине XIX века(!), стали "такфиристами"? Народа, который первый в этой географии создал театр, оперу и балет - виды искусства, основы светской культуры. И это там, где танцы и визуальное искусство считалось —макру́х, то есть действия, которые шариат признает нежелательным. Явил миру гениальных Мирза Джалила, Сабира, Узеира Гаджибекова и Кара Караева - столпов нашей светской культуры... гениальных, потому, что если взглянуть на их старт, понимать, откуда они начинали и результат...
... а сейчас вот оно тебе... "такфиристы"... средневековье в новом витке исторической спирали? И если здесь, в Грузии есть такие жесткие "такфиристы"-азербайджанцы, тогда интересно, что творится в северный районах Азербайджана, где премущественно преобладают сунииты, там тоже это распростронено? И вообще контролирует ли кто-либо ситуацию там, перед лицом надвигающихся грозных событий?..
Резкий тормоз оторвал от потока мыслей. Мы уже были в селе Биркани. Джокола вышел из своей машины, приблизился к шоферу нашей и сказал ему, через открытое окно, указывая пальцем:
- Видишь, по той дороге, там второй дом... понял? - и далее уже обращаясь к нам, всем сидящим в машине - против я этого, не надо говорить старику ни о чем, не надо ему это. - и отдалилися восвояси, покачивая головой и выказывая этим свое недовольство.
Шофер наш включил мотор, мы поехали в указанном направлении и вскоре наш автомобиль приблизился к одному, режущему своей бедностью словно глаз, деревенскому дворику. У избы двери и окна были открыты. Товарищи подготовили камеры, мы вышли из автомобиля, открыли дверцу и вошли во дворик. 
"...если здесь, в Грузии есть такие жесткие "такфиристы"-азербайджанцы, тогда интересно, что творится в северный районах Азербайджана, где премущественно преобладают сунииты..."

Итак это именно тот дом, где и родился наш герой - Абу-Умар аш-Шишани (с арабского переводится, как Умар Чеченский), т.е Тархана Батирашвили "в миру" - просим любить и жаловать:
Участник боевых действий в Сирии и Ираке с 2013 года. Возглавлял исламистскую группировку "Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар". По данным различных источников, в частности также близких к северокавказскому подполью, в состав группировки входили боевики "Имарата Кавказ" - вы уже знакомы с этим географическим делением с первой части репортажа. До посвящения в ислам служил грузинской армии, принимал участие в Пятидневней войне в Южной Осетии. Далее, по словам отца собирался сделать военную карьеру, но вскоре был уволен из армии по состоянию здоровья в звании сержанта (спасибо, хоть на том, что не ефрейтор). Осенью 2010 г. Тархан был арестован и в тюрьме произошло его обращение к радикальному исламу.Зачем же мужчины отправляются на войну, зачем? И вправду из-за убеждений и идеалов? Скорее из-за чудовищной, врожденной кровожадности и ради возможности удовлетворения инстинкта "охотника"? А может быть кто-то из-за невыносимого социального положения? Кто-то за желание отомстить всем за все свои унижения? Разумеется, кто-то в погоне за очередной звездочкой в погонах,  а кто-то совсем прозаично, исключительно ради наживы. Может быть и так, что кто-то банально из-за экзистенциального страха перед самой жизнью, а кто-то просто, чтобы умереть, достойно закончив полный страданий этот путь, под "аккордами симфонического масштаба" и с оружием в руках?!
"Война есть продолжение политики иными, насильственными средствами" — так формулировал это чудовищное явление в своем фундаментальном труде "О войне" (Vom Krieg, 1832/34) классик военного искусства, Карл фон Клаузевиц.  Интересно, о какой политике идет речь, если иметь ввиду то, что происходит сейчас в Сирии?! Есть ли логическое объяснение того, из-за чего схватились все мировые державы в этом относительно небольшом клочке земли, где уже происходят свои Вердены и Сталинграды?
...из хаты доносились звуки домино и разговора мужчин. Двери были открыты, но стук вежливости не доходил до хозяина. Пришлось обратиться:
- Гамаджобат! Есть ли кто дома?!
Через нескольких попыток звуки домино прекратились, и к дверям подошел пожилой мужчина лет 70-и с очках:
- Кто вы такие?! Что вам надо?! Чего вы сюда пришли?
- Простите... мы только...
- Почему вы вошли во двор без резрешения?! Это только воры входят без разрешения. Вы что, воры?!
- Простите, мы журналисты, хотели взять у вас интервью...
- Кто вы, журналисты - посмотрев на камеры, дядя Темо (скорее всего это был он сам) несколько смягченно:
- Откуда приехали? Откуда вы?
- Мы из Баку, азербайджанцы. Хотим у вас взять интервью про вашего сына.
Совершенно неожиданно для нас, дядя Темо заговорил на ломаном азербайджанском:
- Бакыдан гелмисуз (приехали из Баку)... онда кеч ичери (тогда войдите)...
Входим в убогую, дышашую нищетой небольшую избу дяди Темо. Отныне он будет для нас Теймур дайы, из-за того, что он говорил на азербайджанском. Удивительно, но видимо, азербайджанский когда-то действительно был lingua franca почти во всем Кавказе, как это описывал в свое время Лермонтов.
Поинтересовавшись в свою очередь нами тоже, играющие с дядя Темо домино, деревенские мужику удалились. Недоигранные домино остались на маленьком столе. Дядя Темо садится напротив нас, у него проблемы со слухом, многие вопросы приходится задавать дважды.

- Мы хотели поговорить о вашем сыне... Тархане...
- я с ним уже долгие годы не имею связи... что мне говорить?
- Но в интернете ведь есть о том, что вы говорили с ним по телефону...
- ...да, только один раз... сюда позвонил, домой... только один раз и говорили...
- Сказал ли он вам, зачем он поехал туда и за что воюет там?
- Он воюет за Аллаха... — дядя Темо произносит это уже по-русски и склоняет голову.
Невольно вспомнились строки из "Оды Д'Аннуцио" (к его выступлению в Генуе) Гумилева-старшего:
И в дни прекраснейшей войны,Которой кланяюсь я земно,К которой завистью полныИ Александр и Агамемнон,Когда всё лучшее, что в насТаилось скупо и сурово,Вся сила духа, доблесть рас,Свои разрушило оковы —Слова: «Встает великий Рим,Берите ружья, дети горя…»— Грозней громов; внимая им,Толпа взволнованнее моря...
- Дайы, каким был Тархан в детстве?
- Хороший был (другого ответа и быть не могло, разумеется), учился неважно, но какая разница, хороший был мальчик.
- А как он пришел в ислам?
- Ну... она же была киста (имеет ввиду супругу)... молилась постоянно... дети видели... (добавляет, еле сдерживая себя и чуть не прослезившись) уже пять лет, как нет ее... нет...
- ... Аллах рехмет елесин... а другие ваши дети где живут?
- Один в Украине... а другой здесь... — указывает пальцем в сторону деревни.
- Но они все тоже приняли ислам и сочувствуют брату, да?
- ... не знаю, не могу сказать — покачал головой дядя Темо.
Бывает ли сумасшествие коллективным? Невероятно, но почти все население бывшего "совка", страдает ведь потенциально неизлечимым тяжёлым психическим расстройством, скажете нет? Ведь вся симптоматика налицо - галлюцинации при полном вроде сохранении рассудка, странные или саморазрушающие действия, попытки (иногда коллективного) самоубийства, полнейшее отклонение поведения от каких-то принятых общественных норм, начиная с патологической гиперактивности и заканчивая ступором и тотальной депрессией...  Может быть все это оттого, что не было настоящего Покояния и как следствие этого - Люстрации? В том числе (лже)культурных архетипов и горы лжеистории со лжегероями? И в последствии на выходе поучается такой уже ответ - тотальный уход в никуда?..
- Темо дайы, а ваша семья всегда жила в Биркани?
- Да, я всегда жил здесь. Это село всегда смешаным, грузинско-кистинской. А предки наши пришли сюда из Тушети (горная область на северо-востоке Грузии, часть Ахметского района региона Кахети.)
- Совместным? а сейчас? грузинская культура осталась еще здесь?
- Сейчас уже грузин мало осталось, кистинцы, их много. А что культура...
- Ну например, виноделие, совместное пение, или еще что. Говорят, что здесь в магазинах не продается вино. А можно его достать или вообще никто не употребляет его уже?
- Нет, купить не купишь, да и достать уже не достанешь. Не пьет никто здесь. Религия запрещает.
- Ясно. 
"Невероятно, но почти все население бывшего "совка", страдает ведь потенциально неизлечимым тяжёлым психическим расстройством..."

Возвращались из Биркани, когда уже начинало темнеть. Подъехали к единственному ресторану в Панкиси, на котором, разумеется, стояла табличка "халал ресторан". Когда зашли, оказалось, что это магазин, в котором мужчина и женщина смотрели на нас с выражением - "Чего вы тут делаете?"
Объяснив им свои намерения и сказав - для легитимации своих действий - что мы остановились увидев табличку "ресторан", получили утвердительный ответ и мужчина вышел с нами, дабы спроводить нас до ресторана. Туда пришлось зайти с заднего входи, для нас специально открыли даже врата и единственная женщина в ресторане сказала нашему сопровождающему, что она сможет сделать для нас хинкали и ничего больше в ресторане нет, даже салата - видимо туда никто давным-давно даже не заходил. Об особых панкисских хинкали мы были осведомлены и поэтому, согласившись, вошли в пустующий и холодный зал ресторана, больше напоминающий музей, нежели развлекательное заведение. Видимо он был давным-давно построен, так как там был даже небольшой бар, разумеется тоже пустующий и больше напоминающий часть некоего разрушенного языческого храма...  
В советское время было ощущение, что все крепко-накрепко заморожено и законсервировано, словно под многометровым слоем ледников Антарктиды. После разрушения и постепенного размораживания всего "совка", все его тайные темные, страшные, осклизлые подвалы и закрома истории постепенно раскрываются, и оттуда будут выходить и монстры, и химеры...
...но может быть, изредка и светлые ангелы тоже, n'est-ce pas?
Эльмир МирзоевПанкиси, 28 февраля, 2016 г. 

Панкиси: в лабиринте молчания (часть I)
 - от Elmir Mirzayev
Грозная идиллия мрачной красоты "Так дошёл он до дворца повелителя подземного царства - Аида и вступил в обширный и мрачный зал... В тёмных углах зала, за колоннами, прятались Воспоминания. У них в руках были бичи из живых змей, и они больно жалили стоявших перед судом."
(из мифа об Орфее и Эвридике)
Когда мы подъезжали к Панкиси, было уже пополудни. Несмотря на февраль месяц и на все еще нерастаявший снег на обочинах, весна уже явно брала свое. Яркое солнце стояло уже в зените, птицы пели вовсю и вокруг была та самая, непередаваемо-волшебная атмосфера весны.О Панкиси я слыхал довольно часто от своего окружения и, разумеется, о многом прочел в мировой паутине. О том, что никакие грузинские правительства практически не контролировали эту местность (и это при том, что Google Maps показывает всего 131 км. расстояния от Тбилиси - подумать только!), и что на этой территории рекрутируют и тренируют боевиков для главной "Утопии" нашего времени - ИГИЛ ("Исламское государство Ирака и Леванта") - наверное, осведомлены все, кто интересуется процессами в современной геополитике.
Панкисское ущелье находится на северо-востоке Грузии, от России его отделяет один горный хребет и за ним уже идет Чечня. Как и в той стороне горы, и в Панкисском ущелье главным образом проживают кистинцы — в Грузии так называют чеченцев, проживающих в Панкиси. В 90-х годах прошлого столетия здесь также обосновались беженцы собственно из Чечни, покинувшие её во времена двух кошмарных чеченских войн - сообщения о свободном перемещении чеченских беженцев и боевиков через границу в этом районе, в Тбилиси тогда предпочитали просто игнорировать.
Однако отцом нашего главного героя, правой руки самого "халифа и эмира" этой "новой Утопии" Абу Бакра аль-Багдади - Абу Умара аш-Шишани ("в миру" Тархан Темурович Батирашвили), из-за которого мы собственно и приехали в Панкиси, является этнический грузин и практикующий христианин. В частности, в азербайджанской версии Википедии есть заметка, что именно последний фактор очень сильно разочаровал "правую руку халифа и эмира" при его единственной телефонной беседе с отцом уже после "озарения".
Необходимо было выяснить все детали жизни, приведшие на этот путь одного из самых грозных полевых командиров ИГИЛ и собственно курирующего все вопросы провинции "Имарат Кавказ" Исламского Государства, то есть, гипотетически "властелина" всех нас вместе взятых.
Что же подвигло этнического грузина (разумеется, по отцу, мать у него была чеченкой-кистинкой, но кто же в наших патриональных до мозга костей обществах, где априорное господство мужчин над женщинами всегда было окончательно и безоговорочно по самому факту рождения, ориентируется на мать?) принять ислам и поехать на "земли Шама" (Сирию), на очередную “священную войну” и разумеется, одновременно "финальную схватку" Добра и Зла в человеческой трактовке, где и вправду в непримиримой и смертельной геополитической схватке сошлись все великие силы мира?..
А ведь Тархан Батирашвили не единственный такого рода знаменитый выходец из Панкиси, заявивший о себе на "святых землях джихада". Kроме него есть еще Муслим Абу Валид аш-Шишани ("в миру" - Мурад Маргошвили, окончание же Шишани указывает на происхождение обоих деятелей, означая принадлежность, т.е. в данном случае - чеченский), 1972 года рождения, чеченец-кистинец, уроженец Ахметского района Грузии, командующий группировкой, базирующейся в Латакии "Джунуд аш-Шам" ("Солдаты Леванта") и они далеко не единственные. Большинство добровольцев-воинов джихада из Грузии, конечно же кистинцы, но немало среди них и грузин-мусульман, и этнических азербайджанцев...
"...кто же в наших патриональных до мозга костей обществах, где априорное господство мужчин над женщинами всегда было окончательно и безоговорочно по самому факту рождения, ориентируется на мать?"
Выехвав после административного центра Ахметского муниципалитета на старые, явно построенные в глубокий советский период, дороги и преодолев несколько перевалов, наш автомобиль остановился в центре села Дуиси, перед зданием бывшей сельской школы. Сейчас здесь расположились Roddy Scott Foundation, накрепко закрытый этнографический музей Панкиси и Radio Way. Сначало необходимо было установить связь с местными людьми и попытаться найти дом семьи Батирашвили, находящийся в селе Биркиани, где собственно и живет сейчас только отец семейства - дядя Темо (Темур Батирашвили), как зовут его здесь местные. Окруженное сейчас печально-знаменитым ореолом славы "своего грозного сына", это село находилось в 14-и километрах от нас, то есть от Дуиси, как показывал вездесущий интернет.

... человек из местных, средних лет и с бородой, назвался Джоколой. Будучи юристом по профессии и окончивший Тбилисский Университет, сейчас работает на местной радиостанции. В ходе беседы он рассказал, что оказывает правовую и юридическую помощь местным жителям и вообще всем мусульманам в Грузии (так как "это его долг, как муслима"), в том числе и азербайджанцам, которые, кстати, живут совсем недалеко - в селе Караджала, расположенном в Алазанской долине, невесть какой шалостью истории оказавшемся в самом сердце Кахетии, в составе Телавского муниципалитета.
Да-да, того самого знаменитого Телави из "Мимино" нашего детства, вместо которого главному герою ошибочно набирают Тель-Авив и там он находит своего земляка. Сейчас этот трогательный кинематографический прием выглядел бы вовсе неуместным для исконных жителей Караджалы, ведь там уже несколько лет, как обитают "салифиты" и "жесткие такфиристы" (на самом деле, если отбросить в сторону сугубо "богословскую" сторону этого дела, то это обычные ваххабиты, как их называют в простонародье), как сказал нам в личной беседе Джокола.


Ваххабизм пришел в это село совсем недавно, всего несколько лет тому назад. В этой затерявщейся среди грузинский сел и богом забытой азербайджанской деревне появился некий турок и начал учить местных детишек намазу и т.д. - отсюда и все пошло. История доказывала не раз — для возвращения средневековья ничего особого делать не требуется, оно возвращалось не раз и в самых неожиданных местах, прорывая все "цивилизационные преграды" и сейчас, собственно, в различных формах дышит в спину уже почти во всех географических точках мира, что в Азии, что в Европе, что в России...
На вопрос, о том, что он думает о своем знаменитом земляке Тархане, ныне аш-Шишани, Джокола ответил, что "он был очень хороший малый, что они вместе гоняли футбол и сейчас тоже все думают о нем только с хорошей стороны". На вопрос об ИГИЛ, Джокола сказал, что здесь нам "на этот вопрос никто не ответит и лучше его вообще не задавать."
Но добавил, что "àлимов (то есть исламские ученые) в этом вопросе еще не пришли к единому мнению." И что "в некоторых сахи́х (с арабского переводится как достоверный, подлинный, здесь скорее всего имеется ввиду сборник хадисов Кутуб ас-ситта, собраных средневековым исламским богословом Мухаммадом аль-Бухари) хадисах (пред)сказано, что будет великая битва в Шаме (аш-Шāм - классическое арабское название Сирии). И в этой великой битве сойдутся все силы Зла против Добра. И что в этой великой битве за Аллаха и его господство на земле, против кафиров будут воевать три группы мусульман: одна из них убежит с побоища, другая будет полностью уничтожена кафирами, а вот третья — обязательно победит."
"Сейчас мы ждем окончательного решения наших àлимов, это они должны решить, та ли битва эта, или нет, и надо ли всем муслимам поехать туда сражаться или нет. До их решения вам об ИГИЛ никто ничего не скажет, даже не стоит спрашивать."
"ИГИЛ ничем не отличается от там называемой ССА (Сирийская свободная армия, противник Асада и ИГИЛ, рассматривается как "умеренная" и "светская" часть сирийской вооруженной оппозиции), они делают то же самое, и не надо создавать образ дьявола или зла. В исламе есть 82 различных пути и только один из них верен. Правду же знает только Аллах."
"Сейчас мы ждем окончательного решения наших али́мов, это они должны решить, та ли битва эта, или нет, и надо ли всем муслимам поехать туда сражаться или нет. До их решения вам об ИГИЛ никто ничего не скажет, даже не стоит спрашивать."

"Если вы ищете здесь боевиков или тренировочный лагерь — то лучше поскорее возвращайтесь обратно, ничего такого в Панкиси нет, вы ничего такого здесь не найдете и тут все спокойно. Больше вам никто ничего не скажет."
На последний вопрос о том, смог бы он посодействовать нам в встрече с отцом аш-Шишани, Джокола ответил, что лично он против, чтобы "дядя Темо" разглагольствовал с журналистами, но препятствовать он не станет, наоборот, на своей машине поедет до села Биркиани и даже покажет дом Батирашвили, а дальше уже дело наше.
Делать было нечего, мы обратно уселись в автомобиль и он двинулся. Впереди по сельской дороге шла машина Джоколы, мы следовали за ней.
Эльмир Мирзоев
(продолжение следует...)